«Вакинское Агро» – 33 робота-дояра в одном хозяйстве

«Вакинское Агро» – 33 робота-дояра® в одном хозяйстве

Наш журнал нечасто обращается к опыту российских хозяйств, но ООО «Вакинское Агро» — случай особый. В этом построенном несколько лет назад хозяйстве реализован крупнейший в Европе кластер из 33 роботов-дояров. Проектная мощность предприятия 3 420 голов, а финальное количество роботов составит 49 единиц.

Роботизированный кластер

Андрей Таянко, исполнительный директор проектаЕще три года назад в окрестностях села Вакино Рыбновского района Рязанской области были обычные поля. Сейчас здесь завершается масштабное строительство. Основная часть животноводческого комплекса уже сдана и функционирует. По плану инвестора и владельца проекта «Вакинское Агро» Сергея Турты к июлю 2015 года должен вступить в строй молокозавод, и тогда хозяйство получит возможность выйти на рынок с собственным брендом.

Основа производства молока — роботизированный молочный комплекс, который сейчас представлен четырьмя дойными корпусами, а также сухостойным и родильным отделениями. Дойный корпус делится на четыре секции, в каждой из которых установлена пара роботов-дояров DeLaval VMS в топовой версии. Производственная мощность корпуса — 480 дойных коров, и, таким образом, нагрузка на робота-дояра по проекту составляет 60 голов. Родильное отделение рассчитано на содержание 180, а сухостойное отделение — 400 животных.

Первую очередь комплекса — два корпуса с 16 роботами в дойных корпусах плюс еще один робот в родильном отделении — ввели в строй в июне 2013 года. Вторую очередь — еще два корпуса и 16 роботов — завершили в июле 2014-го. Таким образом, уже сейчас на предприятии создан кластер из 33 машин — это самое большое количество роботов дояров в Европе, сконцентрированных в рамках одного хозяйства.

По словам исполнительного директора хозяйства Андрея Таянко, если корова дает меньше 6 000 л, применять робота-дояра экономически невыгодно. В связи с этим в «Вакинском Агро» рассчитывают доить не менее 8 000 л, а в перспективе выйти на 9 000 л. Это вполне достижимый показатель: по законченной первой лактации в 2014 году здесь на одну фуражную голову получили надой 7 800 л. Всего по предприятию средний надой составляет 7 200 л — показатели «портит» джерсейская порода, о которой мы расскажем ниже.

Животные на комплексе разделены по фазам лактации. В роботе корова получает комбикорм исходя из соотношения 250 г на 1 кг молока. Все остальное: грубые корма, минеральные добавки и т. д. — на кормовом столе.

Посторонних на ферму не пускают, а для текущего обслуживания одного молочного корпуса хватает четырех человек. Скотники дежурят посменно: двое — днем, двое — ночью.

— В основном задачи персонала сводятся к подталкиванию кормов, — говорит Андрей Таянко. — Кроме того, несмотря на то что доение добровольное, какие-то животные в стаде могут залежаться, получить травму копыта и т. д. Если животное просрочило доение, оно выделяется красным цветом на экране оператора. Задача скотника — найти корову, выяснить, в чем проблема, и подогнать животное в зону селекционных ворот.

Селекционные ворота автоматически отсеивают после дойки коров, которым нужна квалифицированная помощь. Например, поступила информация, что животное заболело, пришло в охоту или подошел срок проведения зоотехнических мероприятий по синхронизации либо ректальному исследованию на стельность. Такое животное автоматически направляется в санитарную зону, где потом его могут осмотреть специалисты.

Работу персонала контролирует система видеонаблюдения. Видеокамеры установлены в каждом роботе, а также в центре и по углам секции. К ним можно удаленно подключаться с ноутбука или смартфона. Руководители и инвестор контролируют происходящее в любое время и из любого места, где есть доступ к Интернету. Запись хранится неделю.

Коровники никак не отапливаются, но на случай летней жары здесь установлены вентиляторы. А вот в роботах есть инфракрасные отопители для мест, которые могут замерзать: в основном это участки, связанные с проходом жидкости.

— Самое страшное для животных — сквозняки. Тепло они сами надышат, — говорит Андрей Таянко.

В операторской два рабочих места для сотрудников зоотехнической службы. Здесь установлена новейшая версия программы Dairy management DelPro 4.3 — ее пока нет больше нигде в России. От предыдущей версии 3.7 новый софт отличается повышенной скоростью работы, более подробной информацией о текущем состоянии стада, удобными заметками и возможностью делать больше отчетов. ПО локализовано, работает на русском языке и позволяет увидеть всю необходимую информацию о каждом роботе и корове. Например, благодаря ему можно узнать, что среднее по комплексу «Вакинского Агро» количество проходов в робот на доение — 2,6 в день.

Ежедневно ответственный за маститы ветеринар отслеживает индекс MDI (индекс выявления мастита на основе анализа комплекса показателей) по электропроводности молока. Если он высокий, животное отправляют на осмотр. Врач-гинеколог оценивает, каких коров нужно поставить на синхронизацию и, если есть необходимость, ставит задачу осеменаторам. Всего на комплексе работает 10 ветеринаров и фельдшеров. После выхода предприятия на проектную мощность их будет 15.

Сейчас на комплексе 1 480 фуражных коров, из которых 1 360 — дойные. Ежесуточно роботизированное подразделение хозяйства сдает 36 т молока. Сырье охлаждается в четырех танках емкостью 17 т — это стандартная схема для большинства предприятий, в том числе белорусских. Однако особенность «Вакинского Агро» в том, что у каждого молочного танка установлены две 300-литровые буферные емкости. Благодаря им дойка не прерывается на те 25–30 минут, пока идет отгрузка молока, и на последующие 40 минут промывки танка.

— По технологии DeLaval фильтры можно менять раз в шесть часов, но мы меняем раз в четыре часа, — рассказывает Андрей Таянко. — Дополнительные два часа нужны, чтобы иметь фору по времени в случае возникновения форс-мажорных ситуаций.

К слову, процесс смены фильтров также контролируется камерами. Если диспетчер видит, что оператор не вовремя поменял фильтры, исполнительный директор получает докладную. После этого обязательно следует «разбор полетов», в ходе которого выясняется, нарушил ли сотрудник технологию или был занят в другом месте, например что-то ремонтировал.

В родильном отделении для отела используются глубокие соломенные боксы, а средний суточный привес у телят — 780 г. Для покрытия телок хозяйство изначально применяло сперму ABS Global Inc, но в прошлом году отказалось от нее в пользу более эффективного, по словам Андрея Таянко, семени Alta Genetics. Однако выход телят все равно относительно невелик: 77 на 100 голов.

По практике «Вакинского Агро» животных, которым по физиологии не подошло роботизированное доение, оказалось 5-10 % из партии завезенных нетелей. В связи с тем что животные высокоудойные и дорогие, под них специально была построена привязная ферма.

Привязная ферма нужна робокомплексу еще и потому, что сюда поступают голштинки, выбракованные по копытам (сказывается рацион с акцентом на силос).

— Чтобы не пускать под нож корову, мы ее переводим на привязное содержание. Там она успевает дать еще молока и приносит теленка. Все это дополнительные деньги, — говорит Андрей Таянко.

При строительстве фермы за основу был взят типовой советский проект, к которому добавили современный молокопровод и танк охлаждения. Стандартную вентиляцию заменила канадская система, а цепную систему навозоудаления — более эффективная и гигиеничная гидравлическая шведско-голландской разработки. В выгульном дворике установлены чесалки. Есть ванны для обработки копыт и поилки. Нагрузка на одну доярку на привязной ферме – 99 коров.

— Привязная ферма рассчитана на 1 100 фуражных голов, но пока здесь только 831 голова, — рассказывает он. — Кроме того, здесь у нас сосредоточено все выращивание молодняка. Еще откармливаем 350 бычков — этим направлением мы начали заниматься с декабря 2014 года. То есть всего должно быть около 2 500 животных.

Кроме голштино-фризских коров, на ферме присутствуют еще две породы — закупленная на первом этапе становления хозяйства в Ленинградской области черно-пестрая и завезенная из Дании джерсейская. О последней стоит сказать отдельно.

Не молоко, а сливки!

По итогам 2014 года 11 голов джерсейской породы за первую лактацию дали 10 тыс. л молока. Средние надои колеблются в пределах 6 000–6 500 л. Жирность молока — до 6,1 % (почти сливки), белок на уровне 3,5–3,7 %.

Так как порода сама по себе молочная и характеризуется низкими темпами роста, телята рождаются маленькие — весом 9–13 кг, очень трудно взрослеют, не так быстро набирают вес по сравнению с другими породами. В то же время плюс джерсеек — очень легкие растелы. Взрослые животные практически ничем не болеют, фактически единственная актуальная проблема — своевременная обработка копыт.

Буренки, выведенные в Англии на острове Джерси, очень дружелюбны к людям, но их сложнее приучить к роботизированной дойке. По сравнению с голштино-фризами потребляют заметно меньше кормов в переводе на сухое вещество. При составлении рациона для них следует уделять пристальное внимание энергетическим добавкам и защищенному жиру.

— В 2013 году завезли первую партию — 96 нетелей, 91 голова отелилась, на выходе получились 66 телочек. В этом году их вводят в стадо. Бычков никто не берет, и сдают их в нагрузку, потому что слабо растут и дают небольшой привес. Кроме того, мясо получается темным, «как у оленя» — потребитель относится с опаской, — поделился Андрей Таянко.

Корма: состав и хранение

Корма выращивают на 8 500 га собственной и еще 5 000 га арендованной земли. В прошлом году в ООО «Вакинское Агро» заготовили 18 тыс. т сенажа и 40 тыс. т кукурузного силоса. Соотношение сенажа и силоса в рационе животных равняется 1:3. В хозяйстве признают, что это не лучшее решение, однако пока предприятие не наладило производство многолетних трав. Произойдет это не раньше чем в 2016 году.

Изначально под сенаж использовалась смесь вика-овес, но она оказалась экономически неэффективной. Сейчас акцент делается на люцерну, клевер и тимофеевку. Выращиваются также ячмень и пшеница. В хозяйстве есть своя сушилка, строится комбикормовый завод мощностью 90 т в сутки.

В целом в хранилищах находится около 80 тыс. кубов грубых кормов — создан полуторагодовой запас. При строительстве траншей было применено типовое решение. Но после того как для трамбовки вместо «Кировцев» стали использовать 16-тонные John Deere, высоту ям решили увеличить до 4,5 м. В перспективе — при расширении кормовой базы — силосные траншеи будут делать из монолитного бетона: обычные плиты не выдерживают столкновения с потяжелевшим трамбовщиком.

— В сезон задача — заполнить силосную яму за четыре-пять дней, — рассказывает коммерческий директор ООО «Вакинское Агро» Дмитрий Перфилов. — Зеленая масса завозится круглосуточно. Потом накрываем пленкой и соломой, консервируем препаратом «Силос Фидтек» на основе молочной кислоты.

На отдаленных полях корма буртуются. По словам Дмитрия Перфилова, средние потери при этом достигают 30 %, что в три раза выше, чем в траншее. В рулоны корм не запаковывается: для хозяйства с проектной мощностью 3 420 коров слишком дорого.

Качество кормов отслеживается раз в месяц, в основном контролируются параметры биохимии и безопасности. Отдельная проверка делается в момент открытия бурта. Своей лаборатории у хозяйства пока нет — появится вместе с молокозаводом.

Риски оправдались?

Сергей Турта, инвестор и владелец проекта «Вакинское Агро»ООО «Вакинское Агро» — очень дорогой проект, так как окупить нужно не только инвестиции в строительство и оборудование, но и в импортный скот. При этом зарплаты, как сказал Дмитрий Перфилов, находятся на уровне 20–30 тыс. российских рублей. Фельдшер получает 25 тыс., ветврач — 50 тыс. Суммарные инвестиции в проект уже превысили 4,15 млрд (кредиты частично субсидировало государство), и, вероятно, потребуются новые вложения. Оправданы ли они?

— Идея возникла, потому что хотелось бренд, гарантирующий качество. Почти ни один завод у нас не имеет своего крупного хозяйства, везде сборное молоко, и они не могут гарантировать стабильность качества. А мы можем. Между тем в США переработчики имеют 20–30 % своих ферм, чтобы компенсировать риски. У нас только «Вимм-Билль-Данн» имел, и тот избавился, — поясняет суть проекта Сергей Турта.

Сейчас рентабельность производства с учетом инвестиционных затрат находится на уровне 10–15 %. Срок окупаемости проекта молочно-товарной фермы — 12–13 лет с учетом окупаемости затрат на импортный скот, строительство и оборудование. Завод должен окупиться за 5–7 лет. Сергей Турта отмечает, что рынок молока волатилен и в среднесрочной перспективе спрос будет повышаться, в том числе за счет роста потребления в Китае.

На вопрос корреспондента «БСХ» о том, почему в проекте реализованы 33 робота-дояра, а не доильный зал или «карусель», владелец ООО «Вакинское Агро» ответил так:
— Я и сам не знаю, почему столько роботов. Посидели, посмотрели и решили, что делать надо сразу. Мы смотрели доильный зал, его плюсы и минусы, расходы. Эта технология уже отработана, уже устарела: коровы испытывают больше стрессов. А здесь добровольное доение: корова гуляет сама, захотела — зашла (доиться). Естественно, стрессов меньше, молока больше, качество выше, лактаций больше. Почему столько? Ну, рисковый я парень, грубо говоря, на старости лет.

До проектной мощности — 3 420 дойных коров — в хозяйстве надеются дойти к весне 2016 года. Финальное количество роботов составит 49 единиц. Вероятно, к этому времени рентабельность вырастет до средней для Рязанской области отметки в 40 %. Сергей Турта рассказал, что в ближайших планах запуск молочного завода мощностью 120 т в сутки. Сейчас готовится к пуску первая очередь мощностью 55 т. На начальном этапе будет налажен розлив молока жирностью от 2,5 до 4 %. К осени предприятие начнет производить кефир, сметану и йогурты. Творог и сыр делать не планируется.

— Сейчас мощности по стойло-местам — 90 т молока в сутки. Если все будет получаться, поставим еще два корпуса на роботизированном комплексе и выйдем на 120 т в сутки, — поделился Сергей Турта. — Я думаю, что все у меня получится, хотя многие в этом сомневаются: все вроде шло хорошо, но вдруг ударил кризис — кредиты пошли вниз, расходы пошли вверх. Сильнее всего пострадал низовой производитель. Если переработчики могут выживать за счет поставщиков молока, торговля может выкручивать всем руки, то мы можем выкручивать только ноги коровам, а они на это, понятно, отреагируют только снижением надоев, поэтому денег будет еще меньше. Но, тем не менее, мы будем развиваться дальше. Осталось достроить коровники, доделать молокозавод, ввести когенерационную установку и комбикормовый завод — и в целом проект будет считаться завершенным. Тогда начнем отлаживать все составляющие, начиная от коров и заканчивая кадрами.

Хозяйство планирует диверсифицировать реализацию. Это связано как с ограничениями, которые налагают торговые сети (даже такой крупный ретейлер, как «Азбука Вкуса», в день берет не более 2–2,5 т от одной фирмы), так и с необходимостью занимать ниши, освободившиеся на российском рынке в последний год.

— Общепит дает хорошую цену. Например, бары и рестораны нуждаются в молоке, которое дает пенку. Раньше использовалось итальянское, но сейчас оно перестало поступать на рынок. А мое молоко дает пенку, — говорит инвестор.

Под брендом «Эко Вакино» хозяйство собирается реализовывать молоко в средней ценовой категории — 75–85 руб. Для сравнения: бюджетное молоко в России сейчас продается по цене 55–65 руб., премиумное — от 100 руб. При этом, по словам Сергея Турты, себестоимость производства молока в целом по компании — 18–19 руб. за литр.

Источник: БЕЛОРУССКОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО 4|2015

«Вакинское Агро» – 33 робота-дояра в одном хозяйстве