Вместо доярки

Вместо доярки

Дария Харитонова

Из-за кризиса и падения цен на молоко многие хозяйства вынуждены пока отказаться от приобретения роботов-дояров, однако эксперты не исключают, что к концу года в России будет запущено более 50 таких установок.

Роботы идут

Интерес к роботизированному доению в нашей стране появился сравнительно недавно, в начале 2000‑х гг., тогда как в 1999 г. в Европе работало уже около 400 доильных роботов.

Промышленный выпуск роботов начала еще в 80‑х гг. прошлого века голландская компания Lely Industries N. V. По лицензии Lely таких роботов производят сейчас фирмы Fullwood и Bou Matic. Кроме них, роботы сейчас выпускают компании AMC Liberty, DeLaval, Gascoigne Melott, Meko, Prolion, SAC и GEA WestfaliaSurge.

В прошлом году в мире насчитывалось свыше 6000 ферм с системами автоматического доения, а темпы роста продаж доильных роботов, по сведениям ИКАР, достигали 150 %. Наибольшее распространение системы добровольного доения получили в Европе, где средняя численность стада остается небольшой – от 50 до 300 голов. Особенно распространены роботы в Бельгии, Швеции и Голландии.

Сейчас на российский рынок вышли компании DeLaval, GEA WestfaliaSurge и SAC. По словам Андрея Шпаковского, директора по маркетингу в России и странах СНГ компании DeLaval, сейчас российские хозяйства закупили порядка 50 роботов-дояров их компании. Из этих роботов около 10 уже действуют. Остальные находятся на финальной стадии монтажа и ввода в рабочий режим. Кроме того, в настоящее время ведутся переговоры о поставке еще около 20 «роботов-дояров».

По словам менеджера по проекту «Роботизированное доение» GEA WestfaliaSurge Дмитрия Самохвалова, компания заключила несколько контрактов по поставке доильных роботов, но пока ни один из них не запущен.

Компания SAC только осенью прошлого года представила модель своего робота на выставке «Золотая Осень» и пока еще не начала активных продаж.

Кризис помешал

Цена доильных роботов постепенно снижается, около пяти лет назад однобоксовые системы стоили около 130-150 тыс. евро, сейчас – 100-130 тыс. евро в зависимости от опций. Несмотря на снижение цен, российские аграрии считают такую технику дорогой. К тому же активному продвижению роботов в России помешали снижение закупочных цен на сырое молоко и финансовый кризис.

– Если бы не кризис в молочном животноводстве, то к 2011 г. в нашей стране действовало бы не менее 350 установок добровольного доения, – рассказывает ведущий эксперт ИКАР Татьяна Рыбалова. – Однако резкое падение цен на сырое молоко привело к тому, что средняя закупочная цена на молоко зимой едва превышала 10 руб. / кг, в период «большого молока» она уже снизилась до 7,5 руб. / кг и продолжает снижаться. И банки практически перестали выдавать кредиты под новые проекты в молочном животноводстве. Теперь животноводам остается только мечтать не то что о роботах, а даже о более дешевых установках для доения на привязи.

– Мы несколько лет собирались приобрести роботов, до кризиса за три установки нам нужно было заплатить около 13,5 млн руб., а сейчас, с подорожанием евро, эта сумма перевалила за 20 млн руб., – подсчитал руководитель агрокомплекса «Суворова» Александр Пелих. – Кроме того, с прошлого года стала падать цена на молоко. Если в 2008 г. мы продавали молока на 10 млн руб. в месяц, то сейчас тот же объем молока мы продаем за 6,5 млн руб. в месяц!

Все компании-поставщики отмечают снижение заказов на дорогую технику, в том числе на роботов-дояров, но при этом сокращение доходов не остудило интереса аграриев к новым системам.

– Роботами по‑прежнему интересуются, и мы уверены, что, если бы не кризис, в этом году мы реализовали бы не менее 10 роботов. А какие в этом году будут продажи – трудно сказать, потому как инвестиций в сельское хозяйство пока нет, – рассказывает коммерческий директор компании «Новые АгроТехнологии» (дилер SAC) Сергей Серов.

Александр Пелих уверен, что, переждав трудные времена, он все равно вернется к проекту установки роботов в своем хозяйстве.

Электронный помощник

Роботы оснащены специальным устройством для обнаружения сосков, у машин DeLaval это лазерные сканеры-прицелы, а у установок GEA WestfaliaSurge – камеры. Функции этих приспособлений – распознавать форму и расположение сосков, позицию доильных стаканов и соотносить их координаты, чтобы точно надевать на вымя. В компьютерные программы заложена система идентификации животных: в памяти хранится фотография каждого вымени, и, определив, какое именно животное пришло доиться, робот загружает его координаты и начинает процесс.

Есть в таких машинах компьютер, интерфейс, программное обеспечение и система контроля качества молока по отдельным долям вымени, что позволяет отбраковывать «сомнительное» молоко, которое сливается в отдельную емкость, а персонал фермы при этом сразу же получает сигнал о том, что животное необходимо проверить. Некоторые фирмы выпускают системы контроля качества молока, определяющие и число соматических клеток (например, робот Astronaut A3 фирмы Lely).

Кроме того, роботизированное доение позволяет управлять стадом. Несмотря на то что коровы могут самостоятельно выбирать время дойки, их движения определяют системы перемещения. Ворота одностороннего входа впускают животное в доильный бокс, где оно получает порцию концентратов, и после доения может выйти только в другие ворота, которые выпустят его обратно в коровник или, как, например, в случае робота MIone компании GEA WestfaliaSurge, направят ее в селекционную зону. В такую зону робот отправляет коров, состояние здоровья, поведение или качество молока которых вызывает опасения.

Доильные роботы разделяются на две группы: однобоксовые и многобоксовые, т. е. состоящие из нескольких доильных боксов, соединенных друг с другом, по которым перемещается «рука» – манипулятор, способный совершать трехмерные движения.

В однобоксовой системе «рука» подготавливает вымя к доению, очищает его с помощью щеток и моющего раствора, надевает и снимает доильные стаканы и промывает их.

А в многобоксовой «рука» только выполняет функции нахождения соска и подсоединения доильных стаканов, а обработка и чистка производятся отдельно в каждом доильном боксе.

К однобоксовым можно отнести роботов компании DeLaval – установки VMS. Манипулятор осуществляет подготовку вымени к доению (включая опциональное предварительное опрыскивание сосков), подсоединение доильных стаканов, повторное подсоединение, если это необходимо, выравнивание шлангов во время доения, само доение и опрыскивание сосков дезинфицирующим составом после доения.

Ко второй группе относятся роботы компаний GEA WestfaliaSurge и SAC. Такие системы позволяют на одном роботе доить несколько коров одновременно (количество зависит от числа боксов).

– Пока одна корова заходит, получает концентраты и ведется обработка вымени, в другом боксе уже может идти доение, – поясняет Дмитрий Самохвалов. – Зачастую несколько коров «выясняют отношения» – одна не пускает другую, в таком случае одинарный бокс будет пустовать, а многобоксовая система позволяет в это время производить дойку других коров.

Большинство моделей доильных роботов действуют 24 ч в сутки, из которых 21 ч отводится на процесс доения, а 3 ч необходимы для двух циклов мойки и очистки лазерного сенсора.

Как правило, один робот рассчитан на доение 60-70 высокопродуктивных коров в день и способен за день выдаивать порядка двух тонн молока. Специалисты ИКАР считают, что экономически целесо-образно приобретать робот, если продуктивность животных превышает 6000 кг в год.

Несмотря на сокращение времени подготовки к доению, производительность «руки» в многобоксовых системах все‑таки снижается. По словам Дмитрия Самохвалова, если «рука» в одном боксе может обслуживать порядка 60 голов, то при пяти боксах ее производительность снижается до 50-45 голов из‑за переезда из одного бокса в другой.

Не дать роботу замерзнуть

Робот можно разместить в любом типовом коровнике, где есть молочный блок для охлаждения и хранения молока, компрессорное помещение для установки вакуумных насосов и т. д. Единственное, что нужно оборудовать дополнительно, – это небольшую комнатку возле робота, где бы оператор производил измерения качественных характеристик молока.

Кроме того, в помещении, где установлен робот, необходимо поддерживать постоянную плюсовую температуру, чтобы при автоматической мойке вода в роботе не замерзала.

– Если коровник холодного содержания, то необходимо утеплить комнату, где стоит робот, или сделать тепловые завесы. Если же температура в коровнике не падает ниже нуля градусов, то никаких особых усилий для поддержания температурного режима прикладывать не нужно, – объясняет технический менеджер по системам добровольного доения компании DeLaval Сергей Пошернев.

Хозяйствам, эксплуатирующим такое сложное оборудование, как роботы или доильный зал, производители советуют иметь резервную дизельную электростанцию, на которую можно будет в случае перебоя электроэнергии переключить все питание.

Плюсы

– Робот решает одну из самых злободневных задач на селе – кадровую проблему, которая в сельхозпредприятиях стоит сейчас достаточно остро, даже в кризис, когда усилилась безработица, – утверждает Андрей Шпаковский.

Робот позволяет минимизировать влияние человеческого фактора на процесс доения.

– Если зарубежный фермер всегда четко соблюдает последовательность операций, связанных с рутиной доения, например, подготовку вымени, сдаивание первых струек молока, то российский персонал не всегда четко следует инструкциям, что, к сожалению, сказывается как на удое и здоровье коров, так и на качестве молока, – рассказывает Сергей Серов.

Робот обеспечивает профилактику мастита: подвесная часть тщательно промывается и очищается после каждой коровы, и так как доение осуществляется из каждой доли вымени отдельно, то отсутствует такой эффект, как «перекрестное заражение».

– Робот всегда вовремя продезинфицирует доильные аппараты, промоет соски вымени, поэтому качество молока улучшается, – подтверждает заместитель председателя племзавода-колхоза «Им. 50‑летия СССР» Сергей Новожилов.

Глава агрохолдинга «Северо-Кавказский Агрохим» Аслан Каракотов отмечает, что молоко, которое ни разу не соприкасалось в процессе производства с чужим бактофоном, будет высочайшего качества. Это позволяет продавать его по более высокой цене, позиционируя в сегменте «выше среднего» и премиум-класса.

Робот способствует более физиологичному доению животных, где комфорту отводится особая роль. Животное само выбирает режим, кратность доения, кормления, отдыха, также отсутствует стресс от перегона в доильный зал.

При системе добровольного доения за счет уменьшения стресса и повышения комфорта животного увеличивается продолжительность жизни коровы, считает Алексей Иванов, заведующий кафедрой физиологии животных РГАУ МСХА им. Тимирязева, доктор сельхознаук. Качество молока при этом повысится – ведь чем меньше стрессовых ситуаций, связанных, например, с перегоном на дойку и присутствием человека, тем ниже соматика. Однако и продуктивность в этом случае также слегка снизится, так как дойка не по режиму снижает молокоотдачу.

Алекс Ятсон, глава компании «ЕвроАгро», поставляющей доильное оборудование из Европы, отмечает, что доминирующие животные в стаде, соблазняясь на используемое в качестве приманки лакомство, чаще ходят на дойку, оттесняя при этом более слабых. И те вынуждены доиться только в ночное время. Однако робот не пускает животных доиться слишком часто и отсылает коров-лакомок обратно, пока не пришло время дойки (к примеру, может быть заложен интервал не менее 4 часов). А при многобоксовой системе такая проблема в принципе не возникает, ведь несколько коров могут доиться одновременно и в проходе не скапливается очередь.

– Установка доильных роботов – это еще и экономия на строительстве: не надо строить переходные галереи, а строительные материалы сейчас очень дороги, – добавляет Дмитрий Самохвалов.

Минусы

Самым главным недостатком роботизированных систем доения по‑прежнему остается цена.

В среднем один робот стоит больше 100 тыс. евро, и, как правило, продавцы предлагают комплексные решения стоимостью в 120-200 тыс. евро.

По словам Алекса Ятсона, на Западе установка окупится за 4-5 лет, в нашей же стране, при относительно дешевой рабочей силе, но низких ценах на молоко, такое решение при оптимальном прогнозе окупится не менее чем за 10 лет. Роботы были разработаны в расчете на европейские семейные фермы, в которых содержится 50-120 голов. В России размер стада значительно больше. И если робот обслуживает примерно 70 голов в день, то российской ферме проще за те же деньги купить «елочку» 2х12, которая способна доить 100-120 голов в день и окупится за 7-8 лет, а еще выгоднее поставить «карусель», что сократит срок окупаемости еще на год-два.

Другая проблема, которая затрудняет использование роботов в России, – это требования к параметрам вымени животных. Для робота необходимо отбирать коров, отклонение сосков у которых составляет не более чем 45 градусов. Кроме того, расстояние между сосками должно быть не менее 1,5 см, так как при слишком близко расположенных сосках робот не может определить, один это сосок или два разных. Вымя должно заканчиваться выше чем в 150 мм от пола. В Европе селекционная работа велась не только по экстерьеру и молочной продуктивности, но и по параметрам вымени и расположению сосков. В России же такую селекцию стали проводить только с появлением роботов, прежде этому параметру уделяли минимальное внимание. В результате, по словам Дмитрия Самохвалова, при работе роботом выбраковывать приходится от 5 до 25 % поголовья. Более того, у некоторых животных до доения соски широко расставлены, а после вымя сжимается, и робот, обрабатывая вымя после доения, иногда не может отличить два соска от одного.

Кроме того, использованию роботов в России мешает то, что многие коровы на отечественных фермах страдают от заболеваний копыт. Такие животные сами ходить на дойку не хотят, испытывая трудности с передвижением. А так как вся система роботов основана на добровольном доении, то коровы с болезнями копыт для дойки в роботе непригодны.

По данным Сергея Пошернева, проблемы с копытами чаще всего встречаются у животных, содержавшихся на привязи.

– В России при переходе с привязного содержания на роботизированное доение выбраковка «по копытам» составляет около 30 %, а по вымени – порядка 10-15 %, – говорит он.

В DeLaval предлагают решить такую проблему, используя в рамках одной фермы два корпуса: с роботом и привязным содержанием, обеспеченным системой управления стадом Delpro.

– Высокоудойная корова с болезнями копыт, способная еще как минимум на одну лактацию, просто переводится в «привязный» корпус. А доение при этом остается на высоком уровне, и используются те же компьютерные технологии на платформе робота, – объясняет Андрей Шпаковский.

Кадровый вопрос

Затрудняет использование роботов и то, что у российских животноводов отсутствует соответствующий опыт, только начинает зарождаться сервис и обслуживание роботов.

– Не имея опыта работы с роботами, очень рискованно полагаться только на помощь сервисных инженеров, – рассуждает Алекс Ятсон. – К тому же расстояния у нас в стране большие, а дороги плохие. Если доильные залы в большинстве случаев могут доить даже при сбоях в компьютерной программе управления стадом, то функции робота – поиск сосков, подвешивание доильных стаканов, доение – слишком сильно зависят от компьютерной программы. А грозы и ежедневные перепады напряжения в сети сельской местности еще никто не отменял, и корова может потерять молоко, что грозит не только убытками, но и опасностью мастита!

Поставщики роботов, как правило, гарантируют прибытие сервисных менеджеров в хозяйство в случае поломки в течение максимум двух часов.

– Для обслуживания роботов мы отбираем лучших сервисных инженеров, владеющих языком страны-производителя, и в экстренном случае сервисный менеджер может напрямую связаться с головной компанией, чтобы в онлайн-режиме исправить неполадку, – утверждает Андрей Шпаковский.

Кроме того, компании организуют обучение персонала хозяйств в своих сервисных центрах. К примеру, GEA WestfaliaSurge высылает двух человек от хозяйства на месячное обучение за границу.

Функции человека, работающего с роботом, заключаются в приеме и анализе информации, собранной программой управления стадом.

Сергей Пошернев из DeLaval уверен, что «плотно» работать с роботом может только один человек, как правило, в хозяйствах эту роль выполняет заместитель главного зоотехника, так как главный зоотехник помимо роботов имеет множество других объектов, требующих его внимания и присутствия.

По его словам, сервисная служба компании-поставщика обучает такого человека, как работать с компьютером, собирать и вводить информацию в базу данных, отслеживать на основе этих данных здоровье животных, качество молока, физиологический цикл коровы и т. д. А в ночное время или в выходные дни присматривать за животными могут работники, не имеющие специфических знаний. Как правило, функции такого персонала сводятся к периодической проверке правильного процесса работы системы: досыпания корма, очистки робота с внешней стороны, слежения за тем, чтобы коровы не застряли в роботе, вовремя ходили на дойку, двигались.

– Чтобы проверить, какие животные запаздывают на дойку, достаточно нажать несколько кнопок и, выявив нужных животных, поторопить их зайти в робот, – рассказывает Сергей Пошернев. – С этим справляется даже обычный скотник. Он же в случае перебоя с электроэнергией может включить робот (после прекращения подачи энергии робот не может включиться автоматически) и посмотреть, все ли правильно заработало, пошел ли процесс доения. А в случае нештатной ситуации, конечно, вызвать по телефону сервисную службу.

Особенности перехода

Чтобы приучить коров к новой системе доения, требуется от двух недель до двух месяцев, в течение которых молочная продуктивность заметно падает.

– Когда робот ищет сосок и прочищает камеру, он издает шипение, и животные могут отказываться заходить в установку, сбрасывают аппараты, – объясняет Сергей Пошернев. – Чтобы процесс приучения не был столь стрессовым, можно включить музыку, которая заглушает эти шумы.

Если до этого коровы содержались на привязи, то падение продуктивности может составить 15 %, так как животное не привыкло к свободному выгулу и не понимает, чего от него хотят.

Дмитрий Самохвалов советует покупать роботов-дояров хозяйствам, где уже практикуется беспривязное содержание. Тем более что в таком случае выбраковка по болезням копыт составит не более 10 %, добавляет Пошернев.

Однако и с беспривязным содержанием животные не сразу перейдут на добровольное доение, так как привыкли, что на дойку их гонит человек, и сами в аппарат заходить начнут не сразу.

Легче всего к роботу привыкают первотелки, то есть животные, которых с самого начала поместили в роботизированную систему.

Приучать к добровольному доению очень помогает приманка комбикормом, который создает первоначальный интерес для вхождения коров в робот. Именно поэтому Сергей Пошернев советует не экономить на концкормах и не заменять их чем‑то другим, например овсом, так как, не чувствуя привлекательного запаха, коровы не будут иметь стимула и приучение к роботу затянется надолго.

Источник: Агропрофи №3 Июнь|2009

Вместо доярки