Интервью с Ольгой Толстопятовой, вице-президентом ООО «Кубань Холдинг»

Интервью с Ольгой Толстопятовой, вице-президентом ООО «Кубань Холдинг»

Ольга Толстопятова, вице-президент ООО «Кубань Холдинг» в Павловском районеОльга Толстопятова, вице-президент ООО «Кубань Холдинг» о создании семейной фермы, а также о развитии молочного животноводства в Краснодарском крае. На сегодняшний день на предприятии 79 фуражных коров симментальской породы. Робот-дояр® компании «ДеЛаваль» был установлен в 2012 году.

DN: Ольга Васильевна, расскажите историю возникновения Кубань Холдинга.

ОТ: Двадцать лет назад в управлении холдинга появилось небольшое птицеводческое хозяйство с парой сотен гектаров земли. Спустя пять лет появилось второе хозяйство. Затем третье с 6 тысяч гектаров земли в Павловском районе.

Шесть лет назад мы стали уверенными земледелами на Кубани. Таким образом, появилась управляющая компания, которая называется ООО «Кубань Холдинг». Василий Семенович (прим. ред.- Толстопятов), мой отец – президент, я являюсь вице-президентом этой компании.

Если говорить об истории семейной фермы, то началась она с реализации одного из самых крупных свиноводческих проектов на Кубани, но, к сожалению, мы его потом продали.

Пять лет назад мы изучили государственные программы для АПК и приняли решение создать свое КФХ молочного направления. Вместе с Василием Семеновичем мы объездили площадки Липецкой и Воронежской областей, где стоял робот-дояр® ДеЛаваль. Для себя мы приняли решение создать небольшое экспериментальное предприятие, и воспользовались губернаторской программой по поддержке создания семейных ферм. Компания «ДеЛаваль» предложила нам установить робота-дояра®, посмотреть его преимущества. Это совершенно другой концепт и подход к животноводству.

Кооперация- насущный вопрос в Краснодарском крае. Односельчане, фермеры задавали вопросы, но мы для них слишком большие (прим.ред.- на момент установки робота в составе холдинга было два мегакомплекса) и рассказывать про большие объемы, нет смысла.

Мы приняли участие в губернаторской программе по поддержке создания семейных ферм, которая действовала на территории Кубани. Были замечательные условия финансирования: до 30% от всех затрат возмещаются, но не более 10 млн рублей. К этому моменту мы уже решили попробовать новую технологию – робот-дояр® компании «ДеЛаваль».

Робот-дояр® - это более бережливый подход к стаду. Когда фермер гоняет большое стадо на дойку, увеличиваются потери, т.к. животные перемещаются, передвигаются, прыгают друг на друга, возникают конфликты между группами.

На семейной ферме до ста голов, совершенно по-другому протекает жизнь. Коровы друг друга хорошо знают, у них выстроена своя иерархия. Мы наблюдаем, как пары дружат, они тоскуют друг по другу, если их разводят. Совершенно другая организация и лучшее сохранение стада. Мы максимально автоматизируем процессы, выстраиваем определенный уровень менеджмента на ферме.

Таким образом появилась наша образцовая семейная ферма.


DN: Вы быстро нашли кадры на семейную ферму?

ОТ: Когда я искала специалистов, мне предоставляли площадку для выступлений в кубанском аграрном ВУЗе (прим. ред.- Кубанский аграрный государственный университет). В нас поверил и помог Александр Иванович Трубилин (прим. ред.- доктор экономических наук, профессор Кубанского государственного аграрного университета).

Мне дали возможность презентовать хозяйство на кафедре. Я пригласила ребят на практику. Дима Лазарев, который сегодня работает на молочном хозяйстве, так и остался у нас.

Наша концепция на семейной ферме – найти людей, попробовать новое и альтернативное в содержании и доении.

Слава Богу, сегодня она существует!


DN: С какими трудностями Вы столкнулись в первое время?

OT: Если быть честной и откровенной, не все гладко начиналось с семейной фермой, с роботом-дояром®. Мы изучали европейский опыт в Австрии, в Германии. Наш партнер ДеЛаваль внедрял технологию вместе с нами.

Мы столкнулись с проблемой бесперебойной подачи электричества, хорошей качественной воды, фильтров. Мы поменяли скот, потому что не смогли вовремя его правильно запустить. Это нормально. Но мы смогли себе это позволить, потому что в холдинге есть мега-фермы, мы перебросили туда поголовье.

Задача, которую Василий Семенович поставил: "Ты живешь на этой ферме, ты ее запускаешь вместе с Николаем Николаевичем от начала до конца". Нужно понимать, что это другой уровень культуры и подхода к животноводству. На маленькой ферме это вышколено. Если ты хочешь создать успешную семейную ферму, то нужно выполнять европейские требования к скоту, технологиям. На сегодняшний день, на ферме на 98% требования выполняются.

Я с гордостью скажу, что это наша любимая ферма. Мы научились, мы этим гордимся. Сейчас я готова демонстрировать, как запускать маленькую семейную ферму с европейским подходом под ключ.

Мы проводим мастер-классы на ферме. Приезжают из разных районов люди, смотрят, задают вопросы. В этом плане мы открыты, доступны. Горжусь тем, что сама лично провожу на этой площадке профориентацию молодежи на селе. Дети, школьники очень часто приезжают к нам.

DN: Ольга Васильевна, почему вы решили сотрудничать именно с компанией «ДеЛаваль»?

ОТ: Когда выбирается технология, проводится тендер. Компания «ДеЛаваль» выиграла его, но не в ценовой категории, а по своей квалификации, по грамотности и подсказкам, которым они сумели нас на тот период научить, направить. Вот так выстроились деловые и личные отношения.


DN: Какая у вас сейчас получается себестоимость молока на семейном предприятии?

ОТ: У нас получается разная себестоимость на всех площадках. На семейной ферме она у нас самая высокая- в районе 17 рублей.

DN: Поясните, пожалуйста, почему получается самая большая себестоимость именно на семейной ферме?

ОТ: Все очень просто. Мы завозили скот, когда был очень дорогой евро. Обслуживание, амортизация робота-дояра® привязана к евро, что тоже сказывается на окончательной себестоимости. Также покупка кормов, премиксов…Все это в евро считается – и это дорого. Я думаю, что с этим все молочники столкнулись. Цены выросли, а после снижения курса, назад не упали.

Наша задача – получать молоко высшего сорта. Сегодня цена за молоко-сырье складывается хорошая, жир и белок очень высокие. И за это мы получаем премиум-молоко, соответственно, высокую цену.

DN: Как я понимаю, Вы сдаете молоко?

ОТ: Да, сдаем. У нас нет переработки. Это следующая задача и уже сейчас мы прорабатываем бизнес-план проекта "фермерское молоко". Мы решили делать акцент именно на этот продукт, т.к. объем у нас маленький.

DN: Сейчас кому вы сдаете молоко?

ОТ: Мы сдаем молоко компании, которая раньше находилась под Краснодаром. Мы с ними сотрудничает с самого открытия семейной фермы. Из нашего молока они делают сыры и детское питание. То есть они перерабатывают наше молоко в самые дорогие виды товаров, поскольку оно, действительно, качественное.

DN: Какой в бизнес план был заложен срок окупаемости робота-дояра®?

ОТ: 8 лет.

DN: Укладываетесь?

ОТ: Абсолютно спокойно. Мы знали, что больших денег не заработаем. Изначально был концепт «поучаствовать в программе». Мы получили абсолютно все субсидии. Для нас был важен опыт применения робота. Хорошо, что мы попробовали не на большой ферме, а на отдельной. Мы решили попробовать на этой площадке с минимальными рисками, понимая, что для себя на следующих более крупных проектах учтем все плюсы и минусы выбора этой технологии.

DN: То есть в принципе роботизация вам нравится, и вы рассматриваете ее в будущем для развития хозяйства?

ОТ: Абсолютно точно. Я сегодня являюсь общественным деятелем, который делает более привлекательной жизнь молодежи на селе. За 9 лет, которые я работаю в управленческой компании, я увидела колоссальный отток молодежи. Нам некогда играться и некогда воспитывать. Я столкнулась с проблемой, что молодых специалистов из городов проще привлечь. У нас есть несколько договоров – мы обучаем от нашего хозяйства ребят в Кубанском государственном аграрном университете на основании трехстороннего соглашения. Мы показали им: вы можете быть специалистами, получать хорошие деньги – все в ваших руках.

DN: Опять же это другой уровень производства.

ОТ: Абсолютно. Ребята любят животноводство, потому что по-другому здесь нельзя. Это не завод, на котором выключил кнопку и остановил производство. Это животное, которое болеет, чувствует, рожает, плачет, сопереживает – все, что угодно. В человеке должны быть тонкие вещи и понимание, что коровы- живые существа.

DN: Ольга Васильевна, вы решили ту проблему, которая у вас была со стадом за счет своих сил и благодаря роботу?

ОТ: Нет, робот здесь не при чем. Мы завезли мало поголовья. Ремонт от нового стада придет через 2 – 2,5 года. Мы можем себе позволить этот срок, потому что у нас на другой площадке есть симменталы. С первого года фермы появлялась необходимость выбраковки, поголовье брали с другой фермы. Сейчас все идет планово.

Слава богу, сохранность стада 100%-ная. Наше поголовье творит чудеса. У нас на 100 коров 107 телят. У нас столько двоен от симменталов! Есть даже тройни. На 100 голов 2 тройни родились. Все живы-здоровы, все хорошо у них. На голштинах так не получается.

DN: Робот – сложная техника. Пусть не поломки, но все-таки техническое обслуживание требуется периодически. Вы довольны уровнем взаимоотношений с технической службой?

ОТ: Мы начинали как нормальная русская семья, которая решила как всегда сэкономить. У нас есть мужчины на площадке, которые, как мы считали, должны сами все менять. Однако, мы ошибались. Мы не так трепетно и внимательно относились к электричеству…На русский лад, как я говорю. Потом мы выстроили отношения с сервисной службой, составили график плановых ремонтов и плановых замен и четко по графику очень внимательно реагировали.

Сегодня у нас нет проблем с взаимодействием. Сервисная служба живет с нами в нашем режиме. Мы научились понимать, что технические аспекты лучше отдать специалистам. Любой простой – это деньги, стресс для поголовья и так далее. Поэтому у нас в этом плане выстроено, мы довольны. Но, еще раз говорю, пройдя большое количество притирок, потому что тоже хотели экономить, но в итоге только больше заплатили.

DN: Ольга Васильевна, а как на ваш взгляд вообще развивается молочное животноводство в Краснодарском крае?

ОТ: С 2009 года в России были реализованы нацпроекты. На территории Краснодарского края было все очень интенсивно. Только успевали перезваниваться хозяйствами, кто что инвестирует, кто какими объемами строит, какие мощности. Сегодня программы пока приостановлены.

Сейчас у государства новый подход субсидирования- предоставление льготного кредита. Пока я не знаю людей, кто получил бы кредиты по анонсированным ставкам. Других пока видов субсидирования не предусмотрено. В Краснодарском крае пока наступила пауза: непонятно что будет и какие меры будут предложены. В любом случае Краснодарский край не самообеспеченный по молоку, по мясу, по говядине и свинине. Но я уверена, что как никто другой, Краснодарский край, если надо, сплотится и быстро все построит и заполнит все. Потому что здесь самые лучшие условия!


DN: Краснодарский край ассоциируется как с КФХ, так и с крупными агрохолдингами. Видится из Москвы, что крупные агрохолдинги подминают под себя КФХ. Чувствуете ли вы это давление, например, на своем предприятии?

ОТ: Я не чувствую этого. КФХ – это прекрасная форма хозяйствования.

Мы работаем уже 20 лет. Постепенно работаем с пайщиками. Все договоренности выполняем. Я уверена, что будущее за кооперацией. Мы на своем примере говорим: «Объединяйтесь! Мы готовы показать вам опыт».

Европа же давно пошла по этому пут: в каждом регионе по одному ветеринарному врачу, зоотехнику, осеменатору.

Сегодня власть Краснодарского края идет в правильном направлении- развивает животноводство на Кубани.

DN: Вы считаете, что в России возможна кооперация?

ОТ: Однозначно. Иначе одному хозяйству не выжить. Я могу это говорить, потому что лично занимаюсь семейной фермой.

Все удивляются- почему молоко дорогое? У нас площадка удалена, а еще зарплата специалистов. Ну в принципе нас прибыль устраивает.

Мы продолжаем снижать издержки, смотрим на чем можно сэкономить. Мы готовы делиться этим опытом. Наша площадка экспериментальная, она для всех открытая.

Хотелось бы, чтобы другие КФХ-шники не бросили это. Другого пути нет, кроме как объединяться.

DN: Ольга Васильевна, в ближайших планах у Вас строительство небольшой перерабатывающей мощности. Вы ожидаете поддержку от регионального министерства на эти инициативы?

ОТ: Мы хотим начать перерабатывать три тонны с перспективой расширения до 10 тонн. Это объем небольшой, но на рынке тебя не ждут.

Мы не надеемся ни на какую помощь. Я считаю, что мы справимся своими силами, поскольку у нас есть качественный продукт – молоко. Наша задача- организовать сбыт, маркетинг.

Субсидирование молока – прекрасная поддержка. Никто не разъясняет продолжится ли она. На совещаниях говорят, что оставят один вид поддержки – льготное кредитование.

Для сельхозников это получение кредита по низкой ставке- серьезная помощь. Но пока мы этого на себе не ощущаем.

DN: Последний вопрос. Закончите, пожалуйста фразу: робот – дояр ® VMS™  для Вас -  это что?

ОТ: Это будущее для животноводства. С роботом все по-другому. Когда все выстроилось, мы уже поняли, что это более высокий подход к животноводству. Зависит он только от людей, которые готовы принять и соблюдать новую технологию.

Источник: The DairyNews : 4 июля 2017 / www.dairynews.ru/interview/intervyu-s-olgoy-tolstopyatovoy-vitse-prezidentom-.html